29.12.2011

ОДЕВАЙ И ВЛАСТВУЙ. О романе политики с модой.

Статья, написанная мною для нового номера Happy Magazine   

   Изучая историю моды, вы, без сомнения, прекрасно овладеете и политической историей во всей её полноте. Подолы, силуэты, цвета и принты расскажут о революциях, кризисах, географических открытиях и смене династий не хуже учебника, ведь мода, как самое подвижное зеркало эпохи, всегда чутко реагировала на любые изменения, происходившие в мире. Примером того служит карикатура, напечатанная ещё в конце XVIII века в Англии, языком моды говорящая о злободневных политических реалиях: «Модные контрасты, или Маленькая туфелька Герцогини льнёт к величию ботинок Герцога».

Джеймс Гиллрей, "Модные контрасты", 1792.
 
   Сходство двух столь, на первый взгляд, разных явлений сомнений не оставляет: ни что другое не влияет на огромные массы людей сильнее, чем мода и политика, причём при умелом обращении первая становится универсальным оружием в руках второй, и наоборот. Однако осознание этого пришло сравнительно недавно, с переоценкой роли одежды в XX веке, когда из прекрасного пустяка, достойного лишь праздной болтовни в салонах, она превратилась в важную идеологическую составляющую. Так, 23 сентября этого года дом Hugo Boss принес извинения за сотрудничество с нацистами в годы Второй Мировой войны: Хьюго Фердинанда Босса называли «личным портным» Гитлера, а знаменитые коричневые рубашки были пошиты специально для членов нацистской партии. (Шутки про «модного Гитлера», которому посвящён целый сайт hipsterhitler.com, не смешны, но, в общем, небезосновательны). 
   Это извинение, помимо раскаяния или попытки «отмежеваться» от истории, демонстрирует осознание ответственности, которую на себе несёт мода. Ведь не секрет, что эстетическая сторона нацизма, которой уделялось огромное внимание, сыграла немалую роль в привлечении молодёжи, причём не только немецкой. Например, финский художник Тоуко Лааксонен, больше известный как Тоm of Finland, признавался в одном из интервью, что в нацистах его привлекла, прежде всего, их униформа: «Фашисты были самыми сексуальными мужчинами, которых я когда-либо видел в жизни. Иногда униформа возбуждала меня настолько сильно, что мне казалось, будто я занимаюсь любовью с одеждой, и мужчина внутри нее - живой манекен, который нужен лишь для удобства, - чтобы поддерживать ее и придавать ей нужную форму. Я рисовал нацистов только потому, что у них была самая сексуальная униформа!».

типичный Tom of Finland
   Почти магическое очарование немецкой формы времён Третьего Рейха рождалось из сочетания непреложных ценностей вроде графичности, строгости силуэта и практичности с подчёркнутой элегантностью, что произвело настоящую революцию в столь консервативной области, как мужская одежда. С тех пор эстетика милитаризма прочно вошла в, если можно так выразиться, золотой фэшн-фонд: год за годом целые модные дивизии маршируют по подиумам всего мира в приталенных пальто, галифе и рубашках с воротничками-стойками, вроде тех, что демонстрировали юноши с гладко зачёсанными набок волосами на показе весенней коллекции Katie Eary, прошедшем недавно в рамках London Fashion Week.

Katie Eary SS 2012
Katie Eary SS 2012
   Однако в авангарде моды идёт всё-таки не мужской милитари (мужской милитари давно стал классикой), а женский, пришедший с бескрайних просторов далёкого красного Китая, где женщины в форме – обычное дело. 
   Дразнящая экзотическая красота и ощущение опасности, исходящее от стройных, облаченных в прозрачную униформу азиаток, дерзко взирающих с картин Ху Мина, разожгли интерес фэшн-индустрии к коммунистической сверхдержаве.

Ху Мин, Из серии 'Transparent Military', 2007.
   Так, дом Max Mara представил весенне-летнюю коллекцию 2012 строгих до пуризма платьев, юбок, комбинезонов нейтрально-телесного цвета с наброшенными поверх жакетами, крой которых напоминает любимый всеми партийными боссами френч.

Max Mara SS 2012
   Не осталась в стороне и Вивьен Вествуд, представив публике вечернее «коммунистическое платье», главным украшением которого являются не пайетки или драпировка (хотя и то, и другое присутствует), а иероглифическая надпись «Lu Se Jing Ji», то есть «зелёная экономика».

Кэти Перри и "коммунистическом платье" Vivienne Westwood,
ноябрь 2011. 
   Впрочем, совсем необязательно писать что-то, чтобы быть понятым, ведь мода, неся месседж, сама по себе является публичным высказыванием. Вспомним Октябрьскую революцию: художники-авангардисты получали госзаказы на дизайн одежды, утверждавшей новый порядок. В Русском Музее и московской галерее «Проун» хранятся прекрасные образцы платьев Варвары Степановой и Любови Поповой, решивших задачу действенной пропаганды тремя основными способами: яркие, чистые цвета, принты в виде серпа/молота/звезды, максимально свободный крой. Последний отвечает также требованию «раскрепостить женщину», всё громче звучавшему в те годы.

Варвара Степанова, эскизы платьев; Модель в готовом платье
   Бунтарский дух революций вообще является мощнейшим катализатором модных процессов. Так, Великая французская революция в трактовке Dolce&Gabbana спровоцировала очередной скандал в 2007 году, парижская Коммуна вдохновила прошлогоднюю коллекцию Dior, коса а-ля Тимошенко вновь становится одним из главных трендов сезона весна-лето 2012, судя по коллекции Moschino, представленной на Миланской неделе моды.

рекламная кампания D&G, 2007.
Dior Fall 2010
Moschino SS 2012
   Разумеется, языком моды можно высказаться не только «за», но и «против»: против войны, как это делали хиппи, или вообще против всего, следуя примеру панков. Конечно, нас с детства учили, что с последних пример не стоит брать ни в коем случае, но если уж Карл Лагерфельд весной этого года одел своих моделей в кожаные гетры и рваные твидовые платья, то, видимо, не так страшен чёрт, как его малюют. 
   Стоит заметить, что мода часто, отражая те или иные общественно-политические изменения, не столько делает заявление, обозначая свою позицию, сколько констатирует сам факт этих изменений, адаптируясь в новых условиях. Например, экзотизм стал одним из стилеобразующих свойств моды Ар Деко во многом благодаря колониальной экспансии Франции и Британии, в начале XX века открывшей перед европейцами и американцами неиссякающую сокровищницу. Начавшееся тогда интенсивное взаимопроникновение культур и сегодня дарит вдохновение дизайнерам. Геометрические узоры Мексики, обожжённая солнцем Африка, минималистичная Япония, похоже, никогда не утратят своей актуальности. Хотя… оставим, пожалуй, долгосрочные прогнозы: даже пресловутое «сердце красавицы» не так «склонно к измене и перемене», как мода и политика.

22.12.2011

We are the champions, my friends!

Дорогие читатели!

   Месяц назад мы с собачонкой объявили всеобщую мобилизацию, призывая всех вас к активному голосованию за статью 'LADIES FIRST: ИСКУССТВО НА СЛУЖБЕ У ЖЕНЩИН", участвовавшую в конкурсе RUSSIAN FASHION BLOGGER AWARD 2011
  С радостью сообщаю, что благодаря вашей поддержке я действительно победила! Спасибо! Ждите появления моей личной колонки на портале Looknbe в скором времени!

The Queen of the Day )))


16.12.2011

BEAUTIFUL BOYZ: портрет художника в юности.

...Нам сложно представить, что титаны живописи тоже когда-то были мальчишками. Скажу больше, некоторые из них были очень красивыми мальчишками, которые сегодня могли бы стать звёздами рекламных кампаний Chanel, покорять подиумы в нарядах Versace и блистать на обложках модных журналов всего мира.


I
ИмяГюстав Курбе
Возраст: 21 год

Гюстав Курбе, "Автопортрет с чёрной собакой", 1842.

  «Автопортрет с чёрной собакой», написанный Курбе в 1842 году, поражает самоуверенностью, исходящей от фигуры молодого художника. 
        Одет Курбе на манер естествоиспытателя: он обладает как художественным видением, так и практическим знанием (не будем забывать, что Курбе – выходец из крестьянской семьи). Сидящая рядом чёрная собака с длинной волнистой шерстью не только подчеркивает локоны самого Курбе, но, вторя струящемуся силуэту его накидки, является своего рода воплощением покорившейся художнику природы. 
    Эстетика маньеризма вкупе с общим пластическим строем картины, а также вполне конкретными деталями вроде акцента, сделанного на руке, наводят на сравнения с «Автопортретом в выпуклом зеркале» молодого Пармиджанино, в 1524 году приехавшего покорять Рим. 
       Уже под этим ранним «Автопортретом с чёрной собакой» можно подписать более позднее высказывание Курбе, «рокот океана мощен, но он не заглушит рёва моей славы». Определённо, Курбе настроен решительно: осанка, гордо вскинутая голова, тёмная одежда придают ему сходство с неким таинственным принцем, вернувшимся из изгнания, чтобы занять принадлежащий ему трон. Пройдёт три десятилетия, Курбе и в самом деле отправится в изгнание, а автопортреты, изображающие красивого брюнета, уступят аллегорическим натюрмортам с кровоточащей форелью.
        
         Схожий фэшн-типажЖако Ван ден Ховен





II
 ИмяЭжен Делакруа
 Возраст: 15 лет

Неизвестный автор, "Портрет Эжена Делакруа", 1813.
      Одноклассник Эжена Делакруа позже вспоминал о внешности Делакруа-подростка: «Паренёк с оливковой кожей, мерцающими глазами, живым лицом, впалыми щеками, с насмешливой улыбкой, всегда игравшей на губах. Он был худеньким, с изящной фигуркой, и его густые, волнистые тёмные волосы свидетельствовали о южном происхождении». Что ж, такое описание вполне удовлетворяет самому раннему портрету, выполненному дядей художника. Однако более полное представление о чертах лица юного Делакруа даёт акварель, написанная несколькими годами позже. Автор неизвестен, что, впрочем, неудивительно: его стиль явно не отличался самобытностью, хотя именно поэтому для нас этот портрет и представляет отдельный интерес. Будем надеяться на добросовестность художника, не увлёкшегося живописью настолько, чтобы в погоне за выразительностью исказить черты портретируемого.
         Большая голова, главный объект насмешек сверстников, в пышных крупных локонах, широкие скулы и заострённый подбородок с ямочкой – лицо изображённого на портрете юноши идеально вписалось бы в сердце-медальон.
          Расплывчатая, очень неопределённая улыбка играет на приоткрытых губах, «загибая» один уголок вверх; брови едва нахмурены; взгляд больших глаз, нежный и пытливый одновременно, направлен куда-то в сторону больше, чем требуется для создания «благородного ракурса», словно что-то привлекло его внимание. Вот она, иллюстрация к словам Жюллиана о детстве Делакруа: «В разгар игры или посреди урока он мог, позабыв обо всём, погрузиться в задумчивость, а то вдруг мечтательность сменялась приливами какой-то бурной активности, и тогда он оказывался куда живее и проказливее своих товарищей» .    

               Схожий фэшн-типаж: Бенджамин Эйдем





III
 ИмяЖан Огюст Доминик Энгр
    Возраст: 20 лет

Жак Луи Давид, "Портрет Жана Огюста Доминика Энгра", 1800.
          На раннем портрете, принадлежащем кисти Давида, Жан Огюст Доминик Энгр совсем ещё юн, но, в отличие от Делакруа, столь же юного на портрете Жерико, его никак нельзя назвать мальчишкой. Не смотря на детскую округлость лица и взъерошенные, как у воробья, волосы, осанка будущего лидера французского академизма излучает спокойную уверенность, в упрямой складочке, идущей из уголка губ, читается целеустремлённость, в нахмуренных бровях – сравните их с растерянно приподнятыми полукружиями бровей Делакруа – чувствуется упорство. Общая цветовая гамма – тёплая, очень «земная» – усиливает то впечатление человека, здраво смотрящего на вещи, которое производит лицо юноши.
          Именно эти качества – упорство, цельность характера, серьёзность, – отличали Энгра, судя по воспоминаниям Этьенна Делеклюза, ещё в мастерской Давида . Раннему становлению характера  способствовала и материальные затруднения, с которыми Энгр столкнулся в юности: родители не обладали большим достатком, и одновременно с обучением живописи в Тулузе он играл в оркестре театра «Капитолий». Ситуация изменится в лучшую сторону с переездом Энгра в Париж, где, обретя определённую известность лучшего ученика Давида, молодой художник стал зарабатывать портретами. Отношения между легендарным Жаком-Луи Давидом и его новым учеником складывались непросто. Отчуждённость Давида от своей модели чувствуется и в рассматриваемом портрете 1800 года: кажется, Давид не стремится проникнуть в характер Энгра, а тот, в свою очередь, не спешит перед ним раскрыться.

              Схожий фэшн-типаж: Нильс Батлер





IV
 Имя: Пабло Пикассо
   Возраст: 19 лет 

Пабло Пикассо, "Автопортрет", 1900.
         Пожалуй, наиболее известный из ранних автопортретов Пабло Пикассо – рубежа веков, что символично – удивляет всех, кто видит его в первый раз. Нехарактерное для художника строго фронтальное изображение лица, где грубые косые штрихи чередуются с дымчатой растушёвкой, вроде того, как на мальчишеском лице проступают первые признаки взросления.
           Одна из любимых метафор XX века - зеркало, дверь в другой мир, путешествие в который почти наверняка окажется рискованным и неприятным. На автопортрете Пикассо словно изучает своё отражение, набравшись отваги взглянуть на себя таким, каков он есть на самом деле, не защищаясь от внешнего мира иронией, не обращая всё в шутку, не борясь с поглощающей меланхолией. Он стоит на перепутье: шагнуть ли в головокружительную глубину, остаться ли по эту сторону внешней реальности, - и он выбирает первое. Неудивительно, зная, что именно Пикассо чуть позже откроет кубистическое видение, важнейшая составляющая которого – взгляд «изнутри».

            Схожий фэшн-типажБастиан Ван Гаален





V
 Имя: Эгон Шиле
 Возраст: 17 лет

Эгон Шиле, "Автопортрет", 1907.

        Прежде, чем в творческой манере Эгона Шиле произошёл, в прямом смысле, драматичный перелом, его работы, как и он сам, казались такими гладкими, такими причёсанными. Даже не верится, что этот розовощёкий школьник с бантом и невротичный взъерошенный дьявол с полными отчаянного эксгибиционизма картинами – один и тот же человек. Однако мальчишка не так прост, как может показаться: он создан не из плоти и крови, а из какого-то сверхтяжёлого живописного вещества, обладающего колоссальным зарядом тёмной энергии. Обратите внимание на глаза: такие большие, они должны бы казаться красивыми, но, лишённые белка, они лишены и какого бы то ни было человеческого выражения. Это глаза зверя, глаза существа, не человека. Голубоватый свет падает на лицо и прядь густых волос, окончательно лишая красочное поле какого бы то ни было намёка на тепло и уют. Здоровый румянец обращается лихорадочным горением, а приятная улыбка – двусмысленной ухмылкой. 

        Схожий фэшн-типажГеррино Сантуллиана





VI
Имя: Джордж Фредерик Уоттс
    Возраст: 17 лет

Джордж Фредерик Уоттс, "Автопортрет", 1834.
        Родись Джордж Фредерик Уоттс в наши дни, он бы, без сомнения, пополнил стройные ряды агенства Elite London. В его чистом лице есть всё, что ценится высокой модой: неординарность, даруемая широко расставленными, наивно распахнутыми глазами, свежесть полного, аккуратно очерченного рта, пропорции, позволяющие представить его с абсолютно любой стрижкой, изящество аристократа и драйв юности.
        Что до живописных качеств портрета, то они впечатляют не меньше, чем изображённый на нём юноша: не смотря на статичность композиции, изображение кажется полным движения, порыва. Крупные кольца волос трепещут, словно на ветру (ах, умение добиться эффекта «ветра в волосах» - один из признаков настоящей модели!), но, главное – удивительно открытый взгляд, мгновенно создающий визуальный контакт со зрителем. Известный творческий девиз Энгра: «Первое, что надо сделать, - это заставить говорить глаза», - был воплощён в этом автопортрете так полно и наглядно, что к нему можно применить слова Теофиля Готье: «Это один из тех волнующих портретов, с которыми человек не бывает в комнате один, - словно некто следит за ним из глубины своих тёмных зрачков».

           Схожий фэшн-типаж: Пауль Бош




stay beautiful,
Карина Новикова

07.12.2011

Тайна золотого ключика. Часть III.

...Совершенствуем мастерство интерпретации искусства при помощи старших арканов Таро. 


X – Колесо Фортуны – Мередит Фрэмптон, «Пасьянс», 1937.


Мередит Фрэмптон, "Пасьянс", 1937.

  Изображения, созданные Мередитом Фрэмптоном, отличает ясность на грани галлюцинаторности, на достижение которой уходили месяцы и годы – вот почему наследие художника невелико. Столь длительная работа помогала художнику отстраниться от работы, не позволяя стать слишком пристрастным, что, в свою очередь, рождало иллюзию полного контроля над процессом создания. То, что произведение зачастую берёт верх над художником, а обстоятельства подчас сильнее, Фрэмптон поймёт много позже, когда из чуть ли не самого уважаемого и высокооплачиваемого художника превратится в больного, забытого, пребывающего в тяжкой депрессии и полной творческой немоте старика. Десятый аркан -  Колесо Фортуны - несет на себе отпечаток бессилия человека перед своей судьбой: сегодня ты взлетаешь над облаками, а завтра разбиваешься о землю.
   Картина «Пасьянс», написанная Мередитом Фрэмптоном на пике славы, в 1937 году, изображает молодую женщину, с видом пифии раскладывающую пасьянс. Пасьянс –  карточная игра для одного человека, результат которой зависит, в первую очередь, от случайности. Оригинальное название происходит от французского ‘patience’ – «терпение». Способность человека смириться и принять свою Чашу Судьбы – первый  урок Колеса Фортуны, самого непредсказуемого из арканов.
    Общезначимость образа определяется тем, что он может быть применён к любой эпохе, к любым историческим обстоятельствам и любой культуре. Сказать, где и когда разворачивается действие картины Фрэмптона, невозможно: с одинаковой вероятностью это может быть Рим времён Империи, Викторианская Англия или сегодняшняя Москва. Пластический строй картины уходит корнями в портреты старых мастеров, тогда как вещество живописи – тяжёлое и словно окаменевшее – является, несомненно, отличительной чертой так называемого «нового реализма». Всё это придаёт работе многозначительность, а изображаемому предмету – универсальность, присущую мифам.  Ведь величие мифа и состоит в том, что его вечно живое зерно взойдёт на любой почве. Так, один из основополагающих образов европейской цивилизации – злосчастный царь Эдип, которому Сфинкс дал власть, но не открыл превратностей будущего пути – одновременно точнее всего соответствует образу переменчивого Колеса Фортуны. Героиня картины Фрэмптона одновременно является и Сфинксом, ведающим тайны, и Эдипом, бьющимся над их разгадкой. Карты в её руках - ключ для разгадки великой тайны человеческой судьбы, однако к этому ключу тоже нужен свой ключ. 



 XI – Правосудие – Рой Лихтенштейн, «CRAK!», 1964.


Рой Лихтенштейн, 'Crak!', 1964.

   
    Зрители, сами того не замечая, по сей день многое воспринимают через призму советской официозной эстетики. Так, главной задачей поп-арта многим видится чуть ли не социальная сатира, тогда как художники уже более полувека назад поняли, что массовая культура, как феномен, обладающий мощнейшей энергетикой и несомненным, хотя и неоднозначным, очарованием, не нуждается в оправданиях. Взгляните на работы Роя Лихтенштейна: они достаточно прямолинейны, чтобы чистосердечно свидетельствовать о любви автора к рекламе, модным картинкам и, конечно, комиксам, тому самому «презренному чтиву», за которое американцы так часто были вынуждены извиняться перед «носителями высокой культуры», европейцами. Одиннадцатый аркан Таро – Правосудие – утверждает право любого существования на самовыражение ради достижения свободы и независимости.
    Карта гарантирует, что справедливость будет обязательно восстановлена. Все, что мы делаем, эхом отражается в окружающем мире, отвечающем нам добром на добро, злом на зло – вот главный урок одиннадцатого аркана. Картина 1964 года, заглавием которой служит агрессивное звукоподражание, изображает этакую «неуловимую мстительницу» в пылу сражения: «Ну, маленькие мои, за Францию!».
  Несмотря на то, что на карте обычно изображают богиню правосудия Фемиду, аркану соответствуют, скорее, деятельная и воинственная Афина Паллада. В отличие от многочисленных лихтенштейновских «девушек мечты», растерянных сладкоглазых блондинок, темноволосая воительница в красном беретике не понаслышке знает, как постоять и за себя, и за свои убеждения.



XII – Повешенный – Эрнст Людвиг Кирхнер, «Танцоры», 1914.



 Эрнст Людвиг Кирхнер, "Танцоры", 1914.
      
    Берлин, куда Эрнст Людвиг Кирхнер переехал в 1911 году, перевернул его мировоззрение. Один из главных певцов «невинности человечества», он столкнулся с противоестественностью жизни большого города, ставшего для художника тюрьмой. В течение нескольких лет живописный стиль Кирхнера, отражая его душевное состояние, становился всё более лихорадочным и отчаянно резким. Так, «Танцоры», одна из последних работ, написанных на тему урбанистической жизни, излучает агрессивную усталость и нервное истощение. Двенадцатый аркан Таро – Повешенный – символизирует плен обстоятельств, а в более глубоком смысле - радикальный внутренний переворот, происшедший в результате внешних перемен.
   Пара, изображённая на картине, «поймана» художником на пике страстного танца. Они двигаются в исступлении, заставляя всех вокруг и, главное, самих себя, поверить в то, что это и есть настоящая жизнь, показным весельем помогая забыть тревогу и боль. Аркан Повешенный говорит, что отключение сознания - несет блаженство, и в этом похоже на сон - но та бессознательная причастность к целому, что во сне воспринимается несказанным блаженством, наяву может оказаться невыразимым страданием.
    На карте изображен человек, подвешенный вниз головой на ключе жизни или цветущей изгороди: он видит мир перевернутым. Только в перевернутом (подвешенном) состоянии,  состоянии поиска своего потерянного отражения, человек может постигнуть истину и раскрыть тайны своей души. На картине Кирхнера рыжеволосая девушка, как сломанная кукла, изогнулась в крайне неестественном положении, тогда как юноша, неловко, но властно, поддерживающий её, делает положение партнёрши ещё менее устойчивым. В своих розовых панталончиках, выставленных на всеобщее обозрение, она выглядит очень уязвимой и зависимой, подобно подвешенной вниз головой фигуре на карте, но точно так же, как на губах святого играет спокойная улыбка, улыбка озаряет и лицо танцовщицы на картине, символизируя покорность судьбе.  



XIII – Смерть – Джеймс Энсор, «Опасные повара», 1898.


Джеймс Энсор, "Опасные повара", 1896.


   Тринадцатый аркан - Смерть – символизирует расставание, прощание, конец, тем самым оказываясь провозвестницей нового, грядущего. Тем не менее, карта скорее хорошая, потому что конец этот закономерен, мы его долго ждали, потому что он несёт освобождение, пусть и сопровождаемое болью.
    Предчувствие грядущих перемен – желанных или не желанных, в любом случае, неизбежных, – сгущало краски на палитрах художников рубежа девятнадцатого-двадцатого веков. Невольная общность людей обостряла ощущение того, что границы личного пространства постоянно кем-то или чем-то нарушаются, что, в свою очередь, провоцировало на агрессивный индивидуализм в выборе художественного языка и, как ни парадоксально, психологический эксгибиционизм. Скандализация традиционных сюжетов, как исторических, так мифологических и религиозных стала общим местом, и две темы: секс и смерть – в разной пропорции, часто сочетаясь друг с другом – вышли на первый план в творчестве очень разных художников.
  Например, Джеймс Энсор, в работе «Опасные повара», показывает смежность искусства и страдания через отождествление себя с Иоанном Крестителем (голова на блюде автопортретна и даже «снабжена» пояснительной табличкой с именем художника).
 Разыгрывая евангельский сюжет в современных декорациях, Энсор ориентируется на традиции Ренессанса, однако пластический язык столь необычен, что, при взгляде на работу, вспоминаются скорее последователи, чем предшественники.
  Манера письма – мелкие, плотно прилегающие друг к другу мазки, которые на некоторых участках полотна меняют направление, создавая своего рода «заплатки», - палитра с преобладанием ярко-зелёного цвета создают неприятную, густую живописную плазму.
  Символизм, которым наполнена работа, слишком расплывчат, чтобы трактовать каждую деталь в отдельности, угадать – зато безошибочно – можно лишь общий смысл. «Составные» существа, маски, пугающая разношёрстная компания за столом, повар с небольшими вилами, поджаривающий дьявольскую голову, подпись художника, поставленная в луже крови на полу, зловещая цифра сто, отсылающая к рубежу веков, – невозможно привести всё это к чёткой системе, но именно такое хаотичное нагромождение смыслов во многом и создаёт образ мира, обречённого на гибель. Тринадцатый аркан свидетельствует о том, что привычный порядок вещей более неприемлем, и должен быть разрушен.
  На карте Смерть едет на коне победительницей, однако из земли вновь восстают люди, разрубленные ее косой. Девиз аркана: «Умри и возродись, восстань и минуй». На картине глаза Энсора закрыты: он мёртв для этого мира, чтобы жить в вечности, он не смотрит на мерзость вокруг, его взгляд устремлён вовнутрь, он обладает «духовным зрением». На блюде рядом с его головой лежит рыба – символ христианства и залог грядущего Воскресения. Смерть в Таро так же является символом перемен, дающим шанс на новый старт в жизни, на новое начало, «второе рождение». 


Здесь и далее я опираюсь на классические труды по тарологии Артура Райдера-Уайта и Хайо Банцхафа, т.е. те тексты, с которыми я сама работала когда-то в своей практике. 

PS: напоминаю, что с первой частью "Золотого ключика" можно ознакомиться здесь: http://karina-kartina.blogspot.com/2011/11/i.html
...а со второй - здесь: http://karina-kartina.blogspot.com/2011/11/ii.html 

Stay beautiful, 
Карина Новикова




28.11.2011

ВСЕОБЩАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ

Дорогие читатели!


Мой пост "LADIES FIRST: ИСКУССТВО НА СЛУЖБЕ У ЖЕНЩИН" участвует в конкурсе, организованном порталом Looknbe Russia. Голосование продлится до 20 декабря - хотелось бы получить подарок в виде ваших голосов на мой День Рождения!)

Вот ссылка, по которой нужно перейти, чтобы проголосовать, поставив "5":

Помните:

La disco a besoin de vous!
Your disco needs you!

Благодарю за поддержку и интерес к моему блогу!

27.11.2011

ИДЕАЛЬНАЯ ПАРА: Katerina Levina SS 2012 male collection

     Мне очень нравятся девочки в стиле casual, от Кейт Мосс до моей сестры: они воплощают свободу, естественность и современность. Тем не менее, сама я абсолютно не приспособлена для casual-мира: трикотаж ввергает меня в уныние, джинсы оставляют равнодушной, свитера, согревая тело, леденят душу, а страшное слово «футболка» было вычеркнуто из моего словаря ещё в школе. Мой гардероб – сплошь платья, блузы, юбки да пара брюк со стрелками на случай, если захочу поиграть в Марлен. Свой стиль я определяю как «избыточная женственность», и мне очень приятно, когда пластроны, баллоны и воланы не просто нравятся моему спутнику, но и визуально сочетаются с его внешним видом. Последнее удаётся не всегда: не всякий мужчина согласится одеться, как граф Оксфордский времён Елизаветы I, только ради того, чтобы угодить девушке. Поиск компромисса часто приводит в тупик, однако новая мужская коллекция бренда Katerina Levina под двусмысленным названием «Игра в классики», закрытый показ которой состоялся 22 ноября, значительно упростила задачу.
  Много слов было сказано об основной тематике коллекции – в основном сошлись на «взрослении, трансформации личности человека до, во время и после школьной поры». Реальность оказалась куда более захватывающей: кроме того, что одежда действительно рассчитана на молодых людей, в ней не было ничего, что вызвало бы у меня ассоциаций со старшеклассниками.
   Впервые выходящие в свет аристократы и едва достигшие совершеннолетия наследники престола – вот кто шествовал (а не просто шёл) по превращённому в подиум главному корпусу Центрального военно-морского музея.
    В столь консервативной области, как мужская одежда, Катерине Левиной удалось добиться подлинной оригинальности без вычурности и эпатажа, элегантности без женственности, сохранив при этом непреложные ценности вроде графичности и строгости силуэтов.
   Вставки из натурального шёлка с принтами придают аскетичным вещам законченность и чёткость грамотно построенных фраз, пластроны и манишки создают ощущение сдержанной торжественности, успешно заменяя собой аксессуары, сложный крой сорочек производит впечатление утончённой лаконичности, присущей разве что шахматным фигурам. 
    У меня достаточно развитая зрительная память, однако коллекция Катерины Левиной «Игра в классики», пожалуй, первая, в которой мне запомнилась едва ли не каждая модель (сыграло свою роль и то, что вещи были безупречны с точки зрения качества, и я не отвлекалась на «производственные косяки»), и, что особенно удивительно, едва ли не каждая модель мне понравилась. Особенно хочу отметить пленившее меня длинное чёрное пальто с полупрозрачным рукавом, своего рода мужской вариант вечернего платья.
   Теперь я точно знаю, куда стоит обратиться, чтобы не только являться, но и выглядеть идеальной парой.

PS: Единственная проблема - но уже не коллекции - слишком торопившиеся юноши-модели. Мне было очень трудно сделать фотографии, не смотря на то, что первый ряд, в котором я сидела, предоставлял выигрышную для этого позицию.

Наглядное подтверждение моих слов: я в стиле Golden Age и моя casual-сестра на показе Katerina Levina.
Фото взято с портала Читай и Пиши 
То самое, разбившее мне сердце пальто.
Взято с Geometria, там же прекрасные фото с показа http://geometria.ru/events/high-life/2011/11/22/564476



stay beautiful,
Карина Новикова

21.11.2011

Тайна золотого ключика. Часть II.

   Продолжаю делиться с вами своим опытом интерпретации произведений искусства с помощью старших арканов Таро.


VI – Любовники – Эдвард Мунк, «Адам и Ева», 1909-1910.


Гадание на яблоках и розах: Эдвард Мунк, "Адам и Ева", 1909 - 1910.

   В своей практике я заметила, что две карты колоды окружены особенно плотным облаком мифов: Смерть и Любовники. Первую все ужасно бояться, а второй невероятно радуются. В действительности ни то, ни другое не обосновано, так как Смерть не несёт гибели, а Любовники не сулят счастливой любви.
 Раньше шестой аркан назывался «Выбор», что точнее отражало присущую ему противоречивость и сложность его значения. В европейской культуре основной метафорой выбора является история грехопадения первых людей, причём популярность образов Адама и Евы в светской среде выше, чем в духовной, ведь дело касается сексуальности. На рубеже XIX-XX веков, с популяризацией теории Фрейда, мотив всё чаще стал звучать в искусстве, прекрасным примером чего служит работа Эдварда Мунка, в которой старая, как мир, история рассказывается современным художнику языком.
   Глубокая неоднозначность является одной из определяющих характеристик творчества Мунка вообще, что получает визуальное воплощение в картине «Адам и Ева». Ни во внешнем виде героев, ни в окружении нет ничего экзотического, что и придаёт ощутимую свежесть трактовке Мунка.
   Адам на работе Мунка  выглядит настороженным, судя по позе, словно подозревает неладное в поведении раскрепощенной Евы, а потому медлит с принятием решения. Аркан Любовники предупреждает об опасности нерешительности, ведь в этом случае выбор за тебя может быть сделан кем-то другим.
  Ссылаясь на историю об Адаме и Еве, мужчины веками обвиняют женщин во всех бедах человечества, тогда как женщины упрекают мужчин в безволии. Стоит заметить, что женщина в творчестве Мунка – объект весьма спорных достоинств. Художника не считают женоненавистником наравне с Дега лишь по той причине, что образ femme fatale стал почитаться чрезвычайно лестным в наше время. Так, плоскость картины «Адам и Ева» поделена стволом яблони на две половины, и Ева чётко относится к левой. Арканом Любовники управляют Близнецы, поэтому девиз карты можно сформулировать, как «единство и борьба противоположностей». Действительно, одним из значений аркана является вражда, борьба не на жизнь, а на смерть. Ведь от любви до ненависти, как говорится, один шаг.



VII – Колесница – Пауль Клее, «Щебечущая машина», 1922.


Твиттер Нового Искусства: Пауль Клее, "Щебечущая машина", 1922.
   
   Прошло много лет с того момента, как я впервые увидела «Щебечущую машину» Пауля Клее в янсеновской истории искусства, но по сей день не перестаю удивляться тому, как гармонично в этой небольшой работе сочетается детская наивность с изощрённым мастерством, «неслыханная простота» с пластической логикой. Седьмой аркан – Колесница  – символизирует силу и ловкость (управление Колесницей), но вместе с этим и неопытность (путешествие в неведомые страны).
   Это гиперэнергичный аркан, которому необходимо направлять свою энергию в мирное русло, например, путешествовать, в противном случае, он создаёт вокруг себя агрессивное поле, сознательно провоцируя скандалы, поэтому одним из значений Колесницы являются военные кампании. Механизм «Щебечущей машины» Клее, вроде бы, прозрачен и незамысловат, но совершенно непонятен, поэтому поворот ручки, приводящей его в движение, связан с риском: вдруг игрушечные птички вместо детской песенки «Мы едем, едем, едем в далёкие края» запоют военный гимн и обернутся орлами, венчающими штандарты СС?
   В 1922 году стиль Клее в очередной раз претерпел изменение, и многие из знаковых работ, в числе которых и «Щебечущая машина», были написаны в то время. Однако до конца жизни художник находился в постоянном поиске, открывая всё новые грани себя и своего искусства. Аркан Колесница не символизирует окончательной победы как финальной точки пути; она и есть этот путь. Поэтому ее следует воспринимать и как предостережение - не переоценивай свои силы, не будь слишком самоуверен и не допускай "головокружения от успехов". Лучше всего вовремя осознать, насколько многому еще предстоит научиться.



VIII – Сила – Кес Ван Донген, «Танго с архангелом», 1935.


'About the seduction of an Angel': Кес Ван Донген, "Танго с архангелом", 1935.
  
  Дионисийский дух свойственен искусству Кеса Ван Донгена в той же мере, что и аполлонический: неуёмная энергия и страсть какое-то время объединяла художника с «дикими» фовистами, тогда как лёгкость и ничем не омрачённая радость, излучаемая его работами, объясняют, как ему удавалось в течение стольких десятилетий оставаться одним из самых востребованных живописцев в мире.
     Картину «Танго с архангелом» можно назвать визуальным воплощением творческого кредо художника. Распространённый в искусстве сюжет – борьба Иакова с ангелом –  приобретает двусмысленный оттенок в живописи светского до мозга костей Кеса Ван Донгена. Обнажённая красавица в паре с элегантным «архангелом» танцуют где-то над облаками, причём не ясно, кто в паре ведёт. По идее, девушка должна символизировать земное и плотское в противовес божественной сущности ангела, но в данном случае нельзя сказать наверняка. Действительно, красавица кажется куда менее искушённой, чем её крылатый кавалер; её нагота, несмотря на соблазнительные детали вроде чулок и головного убора, светится чистотой, тогда как прячущий лицо «архангел» одет в чёрное с головы до ног и в окружении грозовых туч выглядит воплощением страстей.
    На традиционной карте Сила изображена девушка (часто – обнажённая), лаской укрощающая льва. Восьмой аркан наглядно показывает, что наша цель заключается не в том, чтобы научиться скрывать свои инстинкты под покровом бледной добродетели, а в том, чтобы научиться укрощать их любовью, мягкостью и настойчивостью. Таким образом, мы приобретем, контроль не только над этими дикими природными силами, но и над теми запасами энергии, которые нам до сих пор приходилось тратить на подавление этих сил.
   Так и красавица Ван Донгена: она добьётся того, чего хочет, но не в рукопашной борьбе, а в элегантном танце. Именно её невинность, очень вероятно, наигранная, станет главным оружием «укрощения строптивого», нежным, но сильным, средством достижения своих целей, какими бы они ни были.



IX – Отшельник – Фернан Кнопф, «Я за собой закрою дверь», 1891.


Фернан Кнопф, "Я за собой закрою дверь", 1891.

   Я часто слышу, как картину «Я за собой закрою дверь» кисти Фернана Кнопфа называют «пугающей»: торжественная многозначительность и пассеистическая патетика, свойственные символизму в целом, звучит в ней едва ли не так же громко, как в откровенно салонных «Острове мёртвых» Бёклина или «Грехе» фон Штука. Аркан Отшельник вызывает схожую реакцию: многие побаиваются этой карты, видя в ней предвестника одиночества, изоляции от мира.
   Тем не менее, страх рождается из неправильного понимания. Хайо Банцхаф пишет: «Отшельник - это карта отрешённости от мира, путь к себе. Это - период интроверсии, когда мы «закрываемся» от внешних влияний, чтобы вдали от суеты и людей обрести покой и, главное, найти самого себя. Тем самым, Отшельник символизирует важные события, показывающие нам, кто мы есть, к чему стремимся и как этого достичь». То есть речь идёт о добровольном отшельничестве, ведь, каждому из нас иногда необходимо побыть наедине с собой.
   Хотя названием картины служит строчка из стихотворения Кристины Россетти «Кто освободит меня?», в котором смерть рассматривается, как единственный возможный способ освобождения от ненавистной человеческой природы (кстати, это стихотворение часто называют просто «Отшельник»), Кнопф не акцентирует внимание на этой излюбленной символистами теме. Его работа является скорее медитацией, позволяющей выйти на другой уровень сознания. Пространство, окружающее героиню картины, является «сплавом» внутреннего с внешним: улица вторгается в комнату через зеркала, синяя драпировка превращается в широкую реку с лилиями, растущими на берегах, - причём эти и подобные странности замечаешь не сразу, до того естественными они выглядят в свете общей логики картины. Точно так же образы и метаморфозы, во сне казавшиеся такими логичными, теряют свою убедительность в мире причинно-следственных связей, и потому не поддаются пересказу по пробуждению.  Не даром в картине присутствует изображение Гипноса – древнегреческого божества сна.
   Следует уяснить, что героиня Кнопфа – не Рапунцель, запертая в башне мачехой, не обреченная на одиночество Элейн, леди из Шалот; напротив, она сознательно уходит от мира, погружаясь в себя для поиска ответов на главные вопросы. Девятый аркан говорит, что тот, кто последует голосу Отшельника, не потеряет себя, а обретёт; вместе с ясностью придёт и умение ладить с самим собой.

Здесь и далее я опираюсь на классические труды по тарологии Артура Райдера-Уайта и Хайо Банцхафа, т.е. те тексты, с которыми я сама работала когда-то в своей практике. 

PS: напоминаю, что с первой частью "Золотого ключика" можно ознакомиться здесь: http://karina-kartina.blogspot.com/2011/11/i.html

stay beautiful,
Карина Новикова



10.11.2011

Тайна золотого ключика. Часть I.

   Не секрет, что специфика восприятия указывает на особенности личности, но как, пытаясь эмоционально вникнуть в суть произведения, не потерять хрупкую грань между допустимым и попросту надуманным?
   Пикассо как-то заметил, что картина теряет смысл, если зритель старается изучить её, а не почувствовать. Чуть позже Вернер Хоффман назвал вчувствование великой претензией, сбившей с толку не одно поколение зрителей. Поэтому, когда на защите диплома один из преподавателей сказал, что «у Карины есть редкий дар – дар вчувствования в произведение», - я, признаться, не поняла, считать ли это комплиментом или критикой, и, возможно, окончательно запуталась, если бы карты Таро, которыми я долго занималась, не дали мне бесценный опыт интерпретации изображения на основе баланса между интуицией и общепринятым языком символов. Часто бывало, что, после медитации на один из старших арканов колоды, я, сидя на парах или в книжном магазине, наталкивалась на произведение искусства, в котором, если можно так сказать, текла та же кровь, что и в занимавшей меня на тот момент карте. Это помогало мне понять как одно, так и другое. 
    Делюсь с вами первой частью моих открытий.



I – Маг – Марсель Дюшан и роторельефы. Кадр из фильма Ганса Рихтера «Мечта, которую можно купить», 1947. 


Welcome to the greatest show on Earth!: Марсель Дюшан и роторельефы.
Кадр со съёмочной площадки фильма Ганса Рихтера "Мечта, которую можно купить", 1947.
Фотография - Арнольд Игл.
     
        Первая карта Таро гласит: любой путь начинается с самоосознания и самоопределения. Марсель Дюшан является альфой и омегой современного искусства: он открывает модернизм, он же его и закрывает, являясь первопроходцем постмодернизма, в корне своём построенного на преодолении установок модернизма. 
      На знаменитом кадре из фильма Ганса Рихтера, Дюшан с характерной полуулыбкой демонстрирует содержимое таинственного ящика, полного роторельефов – кинетических объектов, создающих эффект трёхмерности. Концентрические окружности бесконечно вращаются, словно леминисканта над головой Мага, означающая первое движение сотворения. 
        Аркан Маг соотносится с сознанием, в котором заложен элемент игры, ведущейся по строго заданным свыше правилам. Маг волен распоряжаться первоэлементами по своему усмотрению, но строгая заданность «инструментария» ограничивает его возможности: в его власти четыре стихии, разложенные на столе перед ним в виде символов, а также жезл, дающий возможность сознанию проецировать себя в мир. 
         Художник, создавая новое, всегда оперирует определённым набором элементов, форм и цветов. Есть правила, которым он следует, особенно в случае, если хочет их нарушить. Блестяще овладевший технической стороной живописи, Марсель Дюшан мог бы почувствовать себя в условиях невозможности творчества, ведь всё уже было сделано и сказано кем-то когда-то. Вместо этого он открывает новый вид креативной деятельности – манипуляцию готовыми предметами – «разглядев» свои реди-мейды в давно примелькавшихся вещах вроде сушилки для бутылок или «Джоконды» Да Винчи. 
         Прорыв, самовыражение, наложение неповторимого отпечатка своей индивидуальности на все, к чему прикасаются руки, - всё это аркан Маг. Кажется, Дюшан действительно обладал силой оживлять предметы одним только прикосновением: перевёрнутый писсуар, велосипедное колесо, открытка, гребень для волос магическим образом производят впечатление «сделанности», завершённости, художественного мастерства, а многочисленные трактовки наделяют их глубокой индивидуальностью. 
       Маг теряет абсолютную свободу воли Шута, но добавляет к воле знание, делающее его мастером своего дела. Маг знает точно и достоверно, что он делает. Поэтому Маг является символом Слова-Логоса, творящего миры. Теоретические способности Дюшана известны куда шире его практических навыков. Кажется, он способен найти словесный эквивалент любой вещи, может объяснить любое явление, истолковать любой знак. Больше того, складывается впечатление, что сами его слова материальны и способны существовать в материальном мире наравне с другими физическими объектами. 
    В современной интерпретации Мага часто заменяют Фокусником, играющим с первоэлементами. Складывается небезосновательное впечатление, что Дюшан сознательно водит зрителей за нос, однако стоит помнить, что художник и сам вступает в игру и играет честно: достаточно вспомнить, сколько разных объяснений и значений одного и того же произведения он сам озвучил в течение жизни. «Лишь как homo ludens, который играет во все новые игры значений, он обнаруживает себя как суверенно владеющего безграничной свободой», пишет о Дюшане Вернер Хоффман.



II – Жрица – Луи Вельден Хокинс, «Завеса», 1890.


"Я сплю, но сердце моё бодрствует": Луи Вельден Хокинс, "Завеса", 1890.
       
          Второй аркан олицетворяет наши неосознаваемые силы - интуицию, предчувствие, часто необъяснимую, но вполне твердую уверенность в чем-то. Жрица – это ключ к той таинственной истине, которая ускользает от логически мыслящего разума. Она знает, что та истина, которую можно выразить словами, никогда не бывает вечной. Поэтому Жрица считается чуть ли не самым «тихим» арканом Таро. 
     Немного найдётся работ столь же молчаливых, как «Завеса», принадлежащая кисти художника-символиста Луи Вельдена Хокинса, причём загадочность создаётся не при помощи хитросплетения знаков, а, напротив, за счёт их отсутствия. Лицо и занавеска – единственные объекты изображения – предельно обобщены. Серебристый свет, словно исходящий от мерцающих на полупрозрачной ткани звёздочек, освещает лишь округлые щёки и аккуратные губы, оставляя в тени закрытые глаза. 
      Жрица символизирует интуитивное проникновение в проблему и осознание скрытых доселе факторов, влияющих на человека и его жизнь. Картина Хокинса словно иллюстрирует знаменитую фразу Сент-Экзюпери: «Зорко лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь». 
        Находясь под воздействием Луны, Жрица представляет собой женскую энергию. То же «лунарное» сознание чувствуется в «Завесе» Хокинса. Женское лицо, как полная луна, мерцает в ночном небе среди пелены лёгких облаков и звёзд. Ощутимая асимметрия изображения придаёт ему особую нежность. 
        Так же, как Жрица не даёт никакого конкретного прогноза на будущее (на этом этапе оно пока слишком туманно или вообще не сформировано), полотно Хокинса нельзя свести к конкретному значению. Это совет, а не ответ.



III – Императрица –Янис Паулюкс, «Фелицита», 1945.


"I'll make you queen of everything": Янис Паулюкс, "Фелицита", 1945. 
       
        Когда Янис Паулюкс писал «Портрет Фелициты», ему ещё только предстояло стать одним из самых известных художников Латвии. Когда Фелицита позировала Янису Паулюксу, ей ещё только предстояло стать звездой латышского экрана. На момент создания полотна, молодая пара ещё только собиралась заключить брак.
        Аркан Императрица появляется в жизненном раскладе, символизируя грядущую женитьбу или замужество, а также неся успех в творчестве и последующее признание.
        Квадратный формат, выбранный художником для картины, предельно замыкает изображение в себе самом: эгоцентричность весьма характерна для властвующей в живописном пространстве юной дивы.
        В отличие от бестелесной Жрицы, исполненной лунного света, Императрица олицетворяет собой плодородие и изображается освещенной Солнцем. В руках она держит египетский "ключ жизни" - символ господства над сотворенным миром. Её голову венчает корона из двенадцати лучей или звезд - символ явленности в пространстве и времени. Согретая лучами славы и внимания, Фелицита, не смотря на определённую условность стиля Паулюкса, выглядит предельно телесной. В её руке – газета, являющаяся своего рода символом власти (СМИ – четвёртая власть!), к тому же она возвращает изображение из некой вневременной абстрактной области прекрасного в конкретный исторический момент конкретной страны (Газета в её руке - ‘CINA’ («борьба») - официальная коммунистическая газета Латвии). На её голове не корона – обычное полотенце, но дайте этой девчонке высушить волосы, и тогда увидите - она покорит мир.
        Часто Императрица изображается беременной, хотя символизирует она не столько само зачатие, сколько физическую способность зачать: об этом свидетельствует, в частности, изображение природы, в окружении которой восседает женщина. Рядом с горожанкой Фелицитой стоит ваза с цветами. Алеющий мак тут же обращает внимание зрителя на красное пятно, выделяющееся на фоне бледных полосок подушки. Что это? Лепесток? Лак, которым актриса покрывала ногти на аккуратных пальчиках? Или же менструальная кровь? Будь последнее правдой, это не сделало бы изображение вызывающе откровенным или провокативным, напротив, естественно вписалось бы в контекст общей женственности работы. Кстати, покрывало, на котором сидит Императрица, тоже алое.
         С третьим арканом Таро соотносятся понятие мудрости и глупости, и она соответствует той стадии жизни человека, когда он должен осознать те желания, на основе которых он творит свою судьбу. Поэтому у карты есть и второе название - "Осмысление". Детское личико Фелициты и зрелость её форм способны сбить зрителя с толку. Возможно, Фелицита сама ещё не знает, кто она, ребёнок или женщина, так же, как Янис Паулюкс не определился с тем, кто он, чиновник или художник. Тем не менее, они готовы принять решение. Аркан Императрица символизирует обличение мысли в материю, проявлении слова в действии.



IV и V – Император и Иерофант – Ли Чжаньян, "История под наблюдением", 2007.



'In a crisis great emperors rule as gods rule': Ли Чжаньян, "История под наблюдением", 2007. 

В системе Таро нет изолированных, закрытых в себе карт; каждый аркан так или иначе взаимодействует с остальными, но некоторые составляют своего рода «пары», в которых одна «половина» помогает чётче понять и почувствовать особенности другой. Так, многочисленные точки пересечения архетипов Императора и Папы оттеняют их различия, чем позволяют определить уникальную идентичность друг друга. 
История так же не признаёт действия без взаимодействия. Все события связаны в неразрывную цепь причин и следствий, люди, эти события создающие, неизбежно вовлекаются в них сами и вовлекают других. Связь искусства с политикой никогда не была тайной. Не смотря на декларируемую духовную природу первого и практическую ориентированность второй, слова Христа «Богу – богово, а Кесарю – кесарево» позабыты как художниками, так и государственными деятелями. Тем не менее, как бы близко не подходили две этих системы друг к другу, между ними всегда остаётся зазор, в любую минуту способный разверзнуться бездной.
Являясь частью огромной инсталляции, над которой Ли Чжаньян работал в течение полутора лет, скульптурная группа, изображающая Йозефа Бойса и Мао Цзэдуна, занимает особое место в выставочном пространстве.
Главнй шаман искусства XX века, создавший собственную религию, крепко замешанную на христианском социализме и магических практиках, Бойс разъясняет разворачивающуюся перед глазами историю так, словно Бог говорит через него. Пятый аркан Таро – Папа –  символизирует инициатора, посвящённого в таинство жизни. Его роль - это роль посредника, проводящего людям не свою, а некую объективную волю. Но в отличие от миссии Жрицы, пассивно проводящей ритмы, Папа символизирует принцип активности, являясь созидателем нового пути.
На карте Папа изображен в тиаре, его поднятая правая рука осеняет паству крестом. Правая рука Бойса застыла, вознесённая вверх, голову венчает «знак отличия» - знаменитая шляпа. Аркан Папа считается одним из трёх ангелов-хранителей, обеспечивавшим благоприятный исход любому делу. Как добрый гений, Бойс стоит за правым плечом отца китайской революции, Мао Цзедуна, с императорским величием сидящего в кресле. Его руки – не руки, тигриные лапы! – расслабленно лежат на подлокотниках, ноги вальяжно скрещены. Отметим, что часто Император также изображается со скрещенными ногами; в этом – символ серы, как знака древнего алхимического монарха. Аркан Император олицетворяет зрелого человека, обладающего высоким социальным статусом и наделённого громадной силой убеждения. Император совмещает в себе не только стремление к порядку, трезвый ум, дисциплину, чувство ответственности и прагматизм, но также и их крайности - упрямость, косность, стремление "улучшать" всё до бесконечности, жажду власти и деспотизм. Что ж, это напрашивающиеся характеристики «железной руки».
Телец, управляющий арканом Папа, самый "земной" знак, может "возвыситься" лишь воплощая незыблемую праведность на своем пути. Бойс всегда объяснял свою творческую приверженность к жиру, войлоку и мёду, тем, что, когда в 1944 году его самолёт разбился в Крыму, татары выходили его при помощи этих не самых поэтичных материалов. Способность увидеть высший смысл в простом и обыденном – энергия аркана Папа.
Творческий потенциал аркана Император заключен в стремлении к независимости от условий существования Природы. Таким образом, Император соответствует нашему стремлению к цивилизации, благодаря которому мы строим себе дома, проводим в них отопление и устанавливаем кондиционеры, чтобы уберечь себя от жары, холода и сырости, создаем автомобили и самолеты, чтобы сократить расстояния и сделать путешествия более комфортабельными, и открываем школы, чтобы повысить уровень образования. Даже то, что при этом многое делается чересчур настойчиво, не зачеркивает для нас тех положительных сторон, которыми обладает эта часто аллергически воспринимаемая карта. Не смотря на то, что Мао оставил страну в глубоком кризисе, нельзя не признать тот факт, что, получив в 1949 г. малоразвитую, погрязшую в анархии, коррупции и общей разрухе аграрную страну, он за малые сроки сделал из неё достаточно мощную, независимую державу, обладающую атомным оружием. В этом – энергия Императора.

Здесь и далее я опираюсь на классические труды по тарологии Артура Райдера-Уайта и Хайо Банцхафа, т.е. те тексты, с которыми я сама работала когда-то в своей практике. 

stay beautiful,
Карина Новикова